Мода — наш закон

Новости

Главная » Новости

Мода — наш закон

03.09.2017

Потому что вся наша одежда создает культ Нового, легитимируя достоинства настоящего времени как вечные достоинства. Все это происходит не только в сфере техники, искусства или знаний, но и в сфере образа жизни, в наши дни преобразованного гедонистическими ценностями. Сейчас признаются законными и ценятся такие явления и понятия, как благополучие, материальные «радости», свободная и лишенная чувства вины сексуальность, призыв жить свободнее, удовлетворять свои желания, «брать от жизни все»; гедонистическая культура ориентирует людей на экзистенциальное настоящее, она усиливает проявления страстных увлечений и доводит до крайности поиски индивидуального спасения в новинках, используя эти новинки как средства стимуляции и достижения ощущений и чувств богатой и полноценной жизни. Власть прошлого не упразднена полностью, но нейтрализована, так как подчинена неоспоримому императиву удовлетворения личных желаний индивидуумов.

Главенство социального настоящего становится конечной точкой длительного процесса трансформации отношения к длительности любого действия или движения; этот процесс изменил современные общества, приблизив их к стилю футуризма. В последнее столетия наши общества совершили революцию в самом времени, покончив с верностью прошлому и обратившись непосредственно к будущему. С развитием капитализма, наций, государств, наук установилась неведомая прежде темпоральная логика: легитимация прошлого как основы жизни, свойственная традиционным обществам, уступила место легитимной организации будущего7. Невозможно сомневаться в том, что современные общества основаны на управлении будущим и на выработке будущего различными политическими и экономическими инстанциями. Ведь административное демократическое государство, освобожденное от всяких трансцендентных ориентиров, может обрести легитимность только через способность готовить открытое будущее и организованно менять настоящее. Как бы то ни было, такая футуристическая легитимация и составляет природу социального времени, свойственного демократическим обществам в эпоху совершенной моды.